Мария Элькина: О городской среде Петербурга сегодня и урбанистике будущего


26.12.2022

Ландшафтная студия Derevo Park принимает активное участие в благоустройстве города. Создавая общественные пространства в виде парков или дворовых территорий жилых комплексов, наша студия с полной отдачей старается улучшить условия жизни горожан, а значит, и города в целом, сделав его локации более комфортными и зелеными.

В последние годы городские пространства заслуженно набирают темпы развития по всей нашей стране. Появляются новые скверы, благоустраиваются набережные, проектируются современные дворы — таким образом, чтобы люди могли не только гулять или отдыхать, сидя на скамейке, но и имели возможность поработать с ноутбуком, заняться спортом, организовать стихийное мероприятие или поиграть с детьми на свежем воздухе.

Город — живой организм со своими непрерывными процессами и закономерностями развития. Сегодня о среде Петербурга и об урбанистике в целом говорим с архитектурным критиком Марией Элькиной.

Мария Элькина — архитектурный критик, лауреат премии среди самых известных людей Петербурга «ТОП-50». Окончила факультет теории и истории искусств Академии художеств в Санкт-Петербурге. Курирует выставки и пишет статьи об архитектуре и урбанизме в таких изданиях, как Republic, «Деловой Петербург», arch:speech, Strelka Magazine, Собака.ру.

«У Петербурга искажено восприятие самого себя и мира вокруг. Мы считаем, что прекрасный старый центр — это и есть Петербург, а все остальное — недоразумение. Можно называть это «неврозом», «психозом» или «галлюцинацией»; последнее слово, пожалуй, будет точнее всего. Да, старый центр есть, но мы не имеем к нему непосредственного отношения, мы его населяем. А вот то, что растет за пределами центра, — город, который мы создаем. И если мы этого не осознаем, галлюцинации могут нас погубить». Мария Элькина

Мария, учитывая специфику студии Derevo Park, задам вам вопрос в контексте темы городского ландшафта. Архитектура и парки, градостроительство и общественные площадки – все это неразрывные части целого. Как кратко Вы охарактеризовали бы нынешнее положение дел с общественными пространствами Петербурга?

«Я думаю, что общественные пространства создаются и довольно много. Я вижу задачу более комплексно и более серьезно. Дело в том, что общественные пространства в большинстве районов нашего города появляются как оазисы, в то время как город должен быть в этом отношении связанной средой. Грубо говоря, сами улицы, дворы, площади и должны быть более или менее цельным общественным пространством. Наверное, это так на некоторых улицах центральных районов. Отдельно я бы сказала про озеленение. Его городу не хватает, и тут тоже нужны не отдельные вкрапления, а система. То есть тут нужно целое исследование, которое бы показало положение дел и возможности, а потом исходя из этого можно было бы найти решение».

Сейчас очень много говорят о социокультурном проектировании – принципиально новых методиках организации городских пространств с учетом потребностей населения и последствий в экономике. Однако, в одном из своих интервью Вы раскритиковали проект парка Тучков Буян, который, вероятнее всего, был создан по современным стандартам.
Архитекторы Derevo Park, к слову, приложили творческую руку к этому проекту.
Можем ли мы наблюдать в действии современный подход к строительству ландшафтов города, другими словами, совпадают ли ожидания и реальность?

«Что касается конкурса на Тучков буян, то со стороны организаторов это была профанация, в том числе профанация идеи общественного участия. Нельзя просто собрать несколько человек и спросить их, нравится им площадка для собак или оранжерея. Точно так же, как нельзя устраивать онлайн голосования и опираться на них непосредственно. Это фактически перекладывание отвественности, а в профессиональной работе его не должно происходить. Люди могут играть определенную роль в процессе проектирования – там, где они могут быть полезны, где их знания о месте и районе больше, чем у самих организаторов. То же, к слову, касается и экспертных рабочих групп. Там просто позвали людей и предложили высказать мнение, а потом публично заявили, что опирались на экспертное сообщество. У любого профессионала должна быть зона ответственности, время на работу и гонорар, тогда он может предлагать какие-то стоящие выводы.Что касается города в целом, то я не могу сказать, совпадают ли пожелания и реальность, потому что мы мало что знаем о пожеланиях, не знаем даже, есть ли они. Никакие пожелания относительно городского развития не могут рождаться в вакууме, у города должна быть сформулированная стратегия, и тогда люди смогут соглашаться и не соглашаться с ней, вносить в нее коррективы. Пока же процесс довольно примитивно устроен: если появляется хорошее пространство, интересное, оно нравится людям. Когда его нет, а есть проблемы с городской средой, люди ощущают, скорее всего, плохо оформленное раздражение. Чтобы обозначить претензии и устремления внятно, нужны, опять же, профессионалы, которые помогут это сделать. Это как с походом к врачу: я могу сказать, что у меня что-то там болит, или где-то некомфортно, но едва ли я смогу точно прямо обозначить проблему».

Петр Первый закладывал наш город, руководствуясь концепцией единства архитектуры и ландшафта — регулярные сады гармонировали с архитектурой построек и являли собой целостный ансамбль.
Современность диктует нам необходимость не просто эстетически объединять здания и пространство вокруг, но и экономически и экологически обосновывает использование природных материалов, зеленого строительства. В России эти технологии только начинают набирать оборот.
Вы поддерживаете современную стратегию озеленения городов?

«Я бы вообще опиралась на Петра I только в том, что касается глобальных идей, и только тех из них, которые доказали свою продуктивность и симпатичны нам. Что до конкретных подходов к строительству города, то оглядываться на Петра I – то же самое, что пытаться чинить автомобиль инструментами XVIII столетия. Может быть любопытно, но едва ли получится.

Петербургу в первую очередь нужна экологическая стратегия. Надо начать с того, чтобы произнести вслух элементарные вещи, что мы хотим чистую воду в реках и заливе, что хотим больше зелени в городе, хотим, чтобы через 50 лет то, что мы построили сегодня, имело бы ценность или в качестве собственно городской среды, или в качестве результатов ее существования. В конце концов, мы можем представить себе сегодня уже и дома, которые за полвека будут просто по плану перерабатываться во что-то другое.

Я бы не начинала с внедрения высоких технологий, это будет мучительно и будет отторгаться, пока в них не увидят смысла.

Здания в рамках проекта Имертинка 2.0 Сочи

Другое дело, что какие-то вещи мы не делаем только от чувства страха или ханжества. Почему в Петербурге так мало зеленых крыш и зеленых террас зданий? Почему мы боимся посадить деревья посреди Невского? Скажут, что проблема в том, что там проходят сети, но вот с этим нужно работать. Сети есть везде, и деревья тоже много где есть».

Жилой комплекс «Триумф Парк» в Санкт-Петербурге

Немного отвлечемся от ландшафтов и перейдем к вдохновению.

В книге «Urban express» Кьелла Нордстрема, известного экономиста из Швеции, описана идея будущей урбанизации мира. Нордстрем считает, что через несколько десятков лет в мире останется всего 600 крупных городов. Люди будут мыслить в масштабах мегаполисов, а не стран. Он говорит, что некоторые небольшие страны исчезнут, вместо них останутся мегаполисы, как социально-экономическая единица. На мегаполисы будет приходиться более 95% экономической активности.

Мария, согласны ли Вы с данной теорией развития урбанистики?

«Знаете, радикальные теории все хороши и красивы. Конкретно эта даже не особенно революционна. Автор отталкивается от того, что наблюдает сейчас. Я полагаю, что отчасти его предсказание уже сбылось, просто мы до конца не сознаем этого. Для нас уже во многих аспектах важнее, что мы живем в Петербурге, чем то, что мы живем в России. С другой стороны, роль государств тоже не нужно недооценивать, они создают довольно важные инфраструктурные сети, те, которые не могли бы существовать в модели мира мегаполисов. Просто какие-то железные дороги оказались бы никому не нужны, скажем. Я думаю, мир в любом случае ждут довольно фундаментальные перемены, и они будут касаться нового соотношения между свободой и ответственностью. Того и другого станет больше. В какой форме это воплотиться и как будет распространяться по миру – мне и самой очень интересно узнать. Думаю, ждать осталось совсем недолго».

Мария, в этом году вышла в свет книга, написанная Вами, — «Архитектура. Как ее понимать. Эволюция зданий от неолита до наших дней». Спешим поздравить Вас с изданием!
Что сподвигло Вас на написание книги для широкой публики? Поделитесь, пожалуйста.

«Я ясно увидела две вещи однажды. Во-первых, что мое представление об архитектуре не похоже на множество других, и что мне оно нравится, я хочу им поделиться с другими людьми, рассказать им, что архитектура – очень увлекательно и очень важно. Потом, мне очень хотелось, чтобы понимание архитектуры было доступно не только профессионалам, включить больше людей в дискуссию о ней и о городе.

Наконец, знаете, меня мама однажды попросила найти ей простую понятную и не глупую книгу про архитектуру. Я не нашла, пришлось написать».

Ландшафтная студия DEREVO PARK выражает благодарность Марии Элькиной за уделенное время и невероятно интересное, живое интервью!

Телеграм-канал Марии Элькиной: https://t.me/cityspeak



Подписаться на рассылку

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно с политикой конфиденциальности

Остались вопросы?

или позвоните по телефону

+7 911 920-20-51
Адрес

Санкт-Петербург,
Гражданский пр., 100,
NOVA ARENA